Что случилось с Goldman Sachs

Что случилось с Goldman SachsИногда даже финансово успешный бизнес может потерпеть неудачу. Как? Этому вопросу посвящена книга Стивена Мандиса «What Happened to Goldman Sachs: An Insider's Story of Organizational Drift and Its Unintended Consequences» («Что случилось с Goldman Sachs. Взгляд инсайдера: история организационного "дрейфа" и его неожиданные последствия»).

Автор - аспирант факультета социологии Колумбийского университета и преподаватель бизнес-школы при этом учреждении, в период с 1992-го до 2004-го года работал в Goldman Sachs, в том числе и на высших позициях (хотя до ранга партнера не дошел).

В своей книге Мандис стремится объяснить, почему и как по мере преобразования компании из небольшой инвестиционной группы в глобальную диверсифицированную финансовую корпорацию менялись ее оргкультура и ценности. Книга начинается с описания панихиды по Джону Вейнбергу, чья смерть в 2006 году ознаменовала обрыв последней нити, связывавшей фирму с ценностями ее учредителей.

С 1976-го до 1984-го года Вейнберг руководил Goldman Sachs совместно с Джоном Уайтхедом, а затем в 1990 - как ее единоличный старший партнер. Его отец Сидней Вейнберг, который возглавлял компанию в 1930-1969 годах, воплощал в себе идеологию финансового бизнеса, для которого высшей ценностью были отношения. В те времена ценности задавали тон всей деятельности фирмы, хотя они были задокументированы на бумаге только в 1979.

Тогда Уайтхед сформулировал корпоративные ценности в виде 12-ти этических принципов. Придуманное старшим партнером выражение: «жадность - но жадность долгосрочная» лучше всего характеризовало тогдашнюю Goldman Sachs, стремившуюся к устойчивому успеху как для клиентов, так и для себя.

Среди других игроков компания выделялась вниманием, которое она с невероятной щедростью дарила клиенту и своей социальной сетью, построенной на фундаменте из взаимного доверия. А ее подход к подбору и обучению кадров был для отрасли эталоном системности и всесторонности.

В книге показано, как все это постепенно менялось под давлением конкурентов, требований по увеличению доходов и кризисов, которые время от времени случались в компании. Так, одним из катализаторов трансформации ее оргкультуры стали убытки в сотни миллионов долларов, понесенные в следствии трейдинговых операций. Тогда, чтобы рекапитализировать бизнес, партнерам пришлось выложить собственные средства. В такой ситуации многие предпочли пойди в отставку, что было воспринято теми, кто остался, как отступничество. Пришли новые партнеры - и динамика преемственности была потеряна.

В смятении, которое тогда возобладало, Джон Корзин, в то время напористый трейдер, потребовал должность CEO, которую в конце концов получил. Тогда он взял курс на глобальность экспансии и выход на фондовый рынок. Goldman Sachs стала ООО. Партнеры несколько утратили влияние и, соответственно, желание рисковать собственными средствами. Фирма дала крен в сторону иерархии - появился исполнительный комитет, который получил немалые полномочия. Как отмечает Мандис, в 1990-х традиционной коллегиальной культуре был нанесен сокрушительный ударам. Очередным событием стал внутренний «мятеж», в результате которого Корзин был заменен на Хэнка Полсона. Это произошло в 1998-м. В следующем году компания вышла на IPO.

Выход на фондовый рынок принес партнерам Goldman Sachs фантастическое богатство. Больше не было необходимости инвестировать собственные деньги и рисковать. Освоение коммерческими банками сферы инвестирования повлекло масштабные трансформации в отрасли. Вместо корпораций и взаимных фондов клиентами Goldman становились фирмы по управлению частным капиталом и хедж-фонды. Новые партнеры видели в Goldman Sachs не советника, которому можно доверять, а партнера по трейдингу. Ядром бизнеса были уже не отношения, а транзакции. По словам Мандиса, в фирме воцарилась «краткосрочная жадность».

Подробно анализируя, как на протяжении последних 20 лет изменения в бизнесе Goldman Sachs влияли на ее культуру и ценности, Мандис приходит к выводу, что несмотря на финансовый успех, компания потерпела поражение как моральное предприятие. Сейчас, принимая решение, фирма руководствуется не ценностями, а сугубо правовыми соображениями. Впрочем, как и большинство фирм. Недаром сегодня Goldman Sachs воспринимается как отождествление всех проблем современного капитализма, а это в итоге делает книгу еще более интересной.

Почитать другие статьи на блоге:






Оставьте комментарий

 

 

 

Вы можете использовать эти HTML тэги

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Антибот, достали спамом! * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.